Наверх

Через сопки, болота и вечную мерзлоту

Дата публикации: 24 Июля 2020

Как становятся профессионалами строительства нефтяных магистралей

 

На работу – по воздуху или воде

Детство Николая Лепешкина прошло в Омске. Здесь он закончил школу, техникум, а потом и Сибирский автодорожный институт. Выбирая профессию, опирался на опыт деда и отца, которые по всей стране строили нефтепроводы, газопроводы, нефтепродуктопроводы. Парень пошел по их стопам, не дожидаясь окончания вуза: в 2002 году, за четыре года до получения диплома, перевелся на заочное отделение и отправился на Сахалин. Здесь полным ходом шла реализация международного проекта «Сахалин-2» - в одном коридоре прокладывались две нитки газопровода и нефтепровода. Здесь и стартовал трудовой путь молодого строителя.

- Край, по которому мы шли с трубой, не баловал нас инфраструктурой – дорог практически не было, - вспоминает начальник участка строительства ООО «Транснефть - ТСД» Николай Лепешкин. – Величавая природа, прекрасная на взгляд обывателя, строителям нефтепроводов выставляла массу преград – приходилось преодолевать сопки, холмы и болота. Нерестовые периоды на реках диктовали свои сроки реализации – останавливали строительство, чтобы дождаться окончания нереста. Учитывали и интересы птиц – когда на пути встречались места гнездования белоголовых орланов, например.

В 2007 году Николай Андреевич отправился с Сахалина в Якутию – на строительство ВСТО-1 (магистраль «Восточная Сибирь – Тихий океан»). Здесь его профессиональный опыт обогатился навыками работы в условиях вечной мерзлоты и непроходимой тайги. Нефтепровод прокладывали в безлюдных местах, куда добраться можно было только по воздуху или по реке, при полном отсутствии телефонной связи. Суровый Север усложнял работу нефтепроводчиков: в короткое лето атаковал полчищами насекомых, зимой – аномальными морозами. Впрочем, для якутской зимы 40-градусная стужа – обычное дело, средняя температура. Отряд прекращал работу, лишь когда столбик термометра опускался ниже 45-ти – техника отказывала.

- Несмотря на суровость, Якутия восхищала – мы шли по территории, совершенно не тронутой цивилизацией, - говорит Николай Андреевич. – В наш вахтовый поселок, от которого до ближайшего населенного пункта было 200 км, частенько захаживал медведь – хозяин тайги наблюдал за нами издали, вероятно, впервые увидев людей.

В 2010 году Николай Лепешкин с коллегами перебрался в Хабаровск – отсюда началось строительство нефтепровода ВСТО-2.

 

Назад в цивилизацию!

Спустя 2000 километров пути «сибирский период» в жизни Николая Андреевича закончился: участок перевели в европейскую часть России – на строительство продуктопровода Москва-Рязань. Оттуда – на Верхнюю Волгу – Ковров, Иваново… Кстати, на момент прибытия в город невест Лепешкин был уже прочно женат и имел двух детей - дочь и сына. Правда, семью видел наездами – возвращаясь после длительных вахт. Воссоединение произошло в Пензе, где Николай осел после формирования Брянского строительного управления ООО «Транснефть - ТСД». Здесь же в 2015 году в семье Лепешкиных родилась еще одна дочь.

На Брянском «фронте» Николаю Лепешкину уже не нужно бороться с вечной мерзлотой и пробивать скальные породы. Здесь на пути нефтепроводчиков встают другие преграды и часть из них – водные. За время своей работы с 2015 года Николай Андреевич обеспечил своевременный ввод в эксплуатацию таких объектов, как переходы магистральных нефтепроводов и продуктопроводов через реки Цна, Челновая, Воронеж, Польной Воронеж, Усть-Хмелина, Сура.

- Коллектив у нас сплоченный – со многими еще мальчишками работали на строительстве ВСТО, когда месяцами жили в вагончиках по 4-5 человек, - улыбается Николай Лепешкин. – Мы прошли настоящую школу жизни, и могу смело сказать: любые задачи нам по плечу!

 

НАША СПРАВКА

За весомый вклад в развитие трубопроводного транспорта у Николая Лепешкина имеется Благодарность ООО «Транснефтьстрой».